Школа «Колыбель Стихий»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Исторические метки » Карнавал одиноких сердец


Карнавал одиноких сердец

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Прошлое или будущее: Будущее
- Время и место действия: Неопределенно близкий  от настоящего игрового момента февраль, 14-е число. Страна Луны. Город семи масок*.   
- Действующие лица: Барыня и Бомж (читается как: Меган Леандер и Добрыня Муромский).
- Предыстория:  Нет ничего в этом мире, чем осознать, что ты никому не нужен. И пусть это утверждение не очень-то корректно по отношению к нашим героям, однако, настал день и эти двое, каждый по отдельности, ощутили острую необходимость… в любви? Нет, это слишком пошло читается.  Назовём это потребностью в неком теплом душевном чувстве. Чувстве отнюдь не односложном, многогранном и отнюдь не опошленном потребностью в физической близости (хотя и не без этого, конечно };ъ **).
И вот, не иначе как под прямым присмотром окрестных Купидонов, Добрыня и Мег совершенно разными путями-дорогами отправляются в Город семи масок,  имеющий весьма недурную славу Венеции магического измерения Креста стихий, на ежегодный карнавал,  посвященный Зазане богине случайных встреч и покровительнице влюбленных. ***
Случится ли путям этих двух одиночеств вновь пересечься, и что из этого может получиться, читаем ниже…

__________________________________________________________________________
*- естественно это перевод, крайне мелодичного и витиеватого названия на языке страны Луны. 
**-приписанное ни в коем разе не относится к Добрыне, коий перво-наперво духовное существо, так-то.
***- естественно, у сего мероприятия имеются свои правила и традиции, о которых будет написано в нижеследующих постах (пусть это будет для тебя сюрпризом, Тера).

+2

2

настроение-одежда-вещи

Внешность: Облик человекоподобный, абсолютно лишенный каких-либо звериных черт.
Одежда:

- Джентельменский набор из: камзола, рубашки, жилета, бриджей и сапогов

http://s6.uploads.ru/t/OPR2a.jpg

+а так же шарф-жабо и пуританская шляпа.

http://s6.uploads.ru/t/0YLBV.jpg

- маска, как бы тоже с ленточками, да- попутно артефакт не дающий узнать или запомнить отличительные черты носителя, а так же переводящий любое сказанное слово на местный диалект, аналог амурного наречия (ну вроде как стререотип французкого на земле, только в разы приятней для ушей).

http://fc06.deviantart.net/fs26/f/2009/238/0/a/Ergo_proxy_ID_by_StuckInATree.jpg
http://th04.deviantart.net/fs70/PRE/f/2013/289/0/7/ergo_proxy_by_joshburns-d6qq2oe.jpg

Вещи с собой:
- деньги
- Трость (см. картинку с одеждой), на оголовье которой повязана длинная белая лента.
Состояние:  Жив-здоров, однако, учитывая то, с кем ведется игра - сие явно недолго продлится.
Настроение: Крайне глупое, а вообще хочется бестольчь какую-нибудь пошпынять, да только нет таковой в округе.

Глупо… Добрыня, кхм, а вернее на всю грядущую ночь Мистер Х, чувствовал себя крайне глупо. И какой чёрт дернул его отправиться на это совсем неуместное в его понимании мероприятие? Какой чёрт? А может черти? Два маленьких, сговорившихся и подстроивших всё чертенка, имя которым  Рая и Денис? Архонт даже и не понял, к чему начались все эти разговоры о том, что ему давно пора бы развеяться, перемежающиеся с подколками и крайне деликатными разговорами на тему: «Мама уже семь лет как умерла». Кто знает, чем бы всё это закончилось, если бы не фраза, брошенная этой скверной женщиной, его сожительницей нагло оккупировавшей часть полагающейся ему жилплощади!  Ну вы только представьте себе, на ставшую едва ли ни ежедневной фразу: «Да кому ты нужна?»-  как-то раз эта горгона ответила: «Я нужна сама себе, а ты не нужен никому и никогда не будешь нужен». Словами не передать, как сильно это задело стихийного духа… и вот как результат здесь и сейчас он уже никакой не Муромский Добрыня декан земляного факультета, а мистер Х, чувствующий себя крайне глупо и уже почти решившийся покинуть это престранное мероприятие.
А мероприятие действительно было престранным. Начать хотя бы с того, что происходило оно в городе, где каждая, даже самая укромная и никому ненужная улочка разделялась на две половины, широченным каналом. Нет, ну конечно же, в большинстве случаев по краям было что-то вроде бордюров, а кое-где присутствовали даже аркообразные мосты, но всё равно слишком уж много воды для того чтобы это место понравилось порождению земляной стихии. Не менее престранными оказались и местные обычаи. В город можно было войти только, через одни из семи ворот, каждым из которых соответствовал свой цвет. Выбирать вход, надлежало исходя из своих стремлений и целей посещения: красный- означал желание самовыражения и творчества; фиолетовый- тягу к одиночеству и уединению; черный- торговлю, переговоры или иную деятельность несущую политическую или материальную выгоду; золотой- поиск любви; ну и т.п.  Далее следовало выбрать маску, не столько фасон сколько цвет, именно он играл наиважнейшую роль во всей этой, безусловно, сложной и крайне интересной игре. Маска отражала текущее состояние носителя (а так же посредством нехитрой, но проверенной веками магии обеспечивала полную его неузнаваемость и преодоление языкового барьера). Обычно цвет ворот и цвет масок совпадали, но бывало и так, что прошедший через золотые ворота, надевал при этом красную маску- это и ещё масса других нюансов о чём-то да и говорили окружающим.  А ещё обязательным атрибутом была какая-нибудь дурацкая лента (а то и несколько), которая видите ли служила проводником воли некой Зазаны!
Самому же мистеру Х было абсолютно всё равно, через какой вход он зашёл, какую маску надел и что бы всё это могло значить. А означало оно отнюдь не желание веселиться, а скорее даже наоборот: желание обрести покой… тот, который вечный и с могильной атрибутикой. Наверное, из-за этого нашего героя и сторонилась праздная толпа, что вполне этого самого героя устраивало.  Даже прочитав многочисленные рекламные и туристические буклеты о карнавале, где каждый имел шанс найти искомое, господин Х не смог воодушевится идеей праздника посвященного богине Любви и случайностей. В его представлении весь этот чёртов город, представлял собой некий аналог борделя, в чём вполне можно было убедиться, лишь заглянув в близлежащую рощу или иное очевидно укромное местечко. Но вот тут-то, случилось нечто, что заинтересовало Мистера Х.
Конкретно его интерес пробудил некий крик, а вернее почти неслышимый за гулом толпы призыв о помощи. Сторонясь до того основных гуляний, архонт покинул ставший для него убежищем закуток недостаточно скрытый, чтобы стать пристанищем для нашедших друг друга пар, но и достаточно неудобный, чтобы кому-то надумалось праздновать в нем хоть что-то. Едва не падая в заполненный различного рода гондолами  канал, Мистер Х уверенно продвигался сквозь толпу, пока не очутился на каком-то подобии площади. Повсюду слышался смех, радостные восклицания, где-то в стороне играли музыканты, однако, стихийный дух почти полностью абстрагировался от всего этого, полностью сосредоточившись на с каждым разом звучащем чуть слабее… плаче? Нет, однозначно это был не плач,  иначе кто-нибудь кроме архонта тоже обратил бы на это внимание. Казалось бы остальные просто не замечали этого. Хотя почему «казалось»? Они и не замечали.
Где-то там, в толпе танцующих и просто праздно шатающихся людей (и нелюдей) металась совсем ещё маленькая сорока. По сути, едва вылетевший из гнезда слёток, со связанными крыльями и опутенками не позволяющими сделать хоть что-то напоминающее полноценный птичий прыг. Ещё одна жертва местных обычаев? Или просто очередное последствие чьей-то безалаберности? Как бы то, ни было сорока время от времени жалобно вскрикивала, и конечно же, никакой уважающий себя маг земли не мог не откликнуться на этот призыв. Стоит ли удивляться, что среди всего этого столпотворения только некий Мистер Х оказался уважающим себя?  Ну или что более вероятно, единственным магом земли.
Добравшись-таки до причины своего беспокойства, стихийных дух зажал трость под мышкой, наклонился и взяв что-то в руки, встал как вкопанный. Слишком много вокруг было людей, слишком много шума, слишком много движений и запахов. Откуда он только что пришёл? Архонт закружился вокруг своей оси пытаясь определить где он и куда следует идти, чтобы выбраться из этой вакханалии. Похоже, его занесло на танцевальную площадку?   Почему-то и без того растерявшегося Мистера Х постоянно дергали за повязанную на оголовье трости тряпку-ленту. Как будто ему и без того было проблем не хватало, так ещё в небе над ним начали разрываться фейерверки… 
Оглушительные разрывы над головой стали последней каплей для и без того находившимся в постоянном напряжении Зверя. Изо всех сил стараясь не опуститься до очумелого бегства (или что ещё хуже до проявления своего животного естества), Мистер Х всё так же бережно сжимая нечто в подрагивающих (уж не от нервного ли перенапряжения?) руках, начал проталкиваться… куда? Неважно. Сам того не осознавая, архонт стал метаться по кругу постоянно сбиваясь с курса ввиду самых разных причин: начиная от очередной вспышки, сопровождающейся напоминающим отзвук взорвавшегося снаряда хлопком, продолжая чьей-то ненавязчивой попыткой вовлечь его в танец, и заканчивая непреднамеренным столкновением с кем-либо или чем-либо.
Сий персонаж и раньше-то не любил такого рода празднества. Наверное, даже не так. Он не любил находиться в самой толчее. И на то были свои причины. Но никогда ещё эти причины не проявлялись так остро.  Конкретно сейчас на него, что называется "накатило" и теперь он с трудом удерживался о того, чтобы диким рёвом не разогнать толпу, дразнящую сидящую в нем Тварь. Когда же архонт в очередной раз налетел на кого-то, его уже во всю била вполне заметная с первого взгляда дрожь, а прерывистое и непостоянное дыхание недвусмысленно намекали, что архонту банально не хватало свободного пространства.
Всем своим видом наглядно демонстрируя последствия «панической атаки», постепенно начинающий склоняться в три погибели Мистер Х прибегнул к последнему средству, а именно призыву о помощи, что само по себе было весьма и весьма занимательно. Ведь всего несколько минут назад он сам очертя голову сунулся туда, куда ему соваться было просто противопоказано, чтобы выступить в качстве помощи кому-то. Поневоле задумаешься, а случайно ли всё это? 
- Помогите. Выведите отсюда, пожалуйста.- гулко пропыхтел Мистер Х, целиком и полностью поглощенный внутренней борьбой и нежеланием портить смертным праздник.

Отредактировано Muromski Dobrinia (2013-11-05 21:59:25)

+1

3

Внешность-одежда-настроение

Внешность: небольшого роста дама, где-то 165 см, худощавого телосложения, размер груди – 3. Острые черты лица, чуть раскосые миндалевидные глаза, прямой нос,  непропорциональные губы (нижняя губа больше и полнее верхней), остренький подбородок (под маской, конечно, все равно не видно). Длинные каштановые волосы собраны в высокую прическу, на голове диадема (вместо той серебряной ленты).
Одежда:

Платье

Конечно же превью:
http://s5.hostingkartinok.com/uploads/thumbs/2013/11/a186325ffa6b10727e5441848f2fa415.png http://s6.hostingkartinok.com/uploads/thumbs/2013/11/1059dfcb6fb9dbe877671074a1b56bea.png

Маска

Конечно же превью
http://s3.hostingkartinok.com/uploads/thumbs/2013/11/93c94be3f150ac563453ce4fd28283aa.png http://s3.hostingkartinok.com/uploads/thumbs/2013/11/ab4a2f9e49baede56cbbf500b376dbf8.png (основная, если нет прошлой)

Веер

Конечно же превью
http://s6.hostingkartinok.com/uploads/thumbs/2013/11/3b6ee8040f69f81322eb7027c3523873.png

Нельзя сказать, что Меган очень любила авантюры. "Приключения, это, конечно, очень весело, но она для них уже слишком стара", - вот обычные слова вивенди, когда в ее слишком творческих, порой, мозгах появляется мысль о какой-нибудь шалости или авантюре. Прагматизм - вот основная линия поведения обычно спокойной и уравновешенной молодой женщины. Правда, ее спокойствие и уравновешенность последнее время перестали быть ее постоянными спутниками благодаря одному архонту, у которого напрочь отсутствуют элементарное понятия о манерах в частности и вообще о правилах поведения. Мег удивлялась, как его вообще допустили с детьми работать? Это же чуть ли не маньяк, с его-то мышлением и пофигизмом!
И вот, как-то раз, во время одной из ссор, являющихся обычных способом коммуникации этих двух взрослых и вполне адекватных людей, его обычный вопрос "Да кому ты нужна?" все-таки довел ее до белого каления: не выдержала душа поэта, Мег грубо и зло ответила ему что-то в духе "Сам такой", то есть «Я нужна сама себе, а ты не нужен никому и никогда не будешь нужен». Обиделся Муромский или не обиделся, в тот момент Меган не особенно волновало, хотя и сейчас, собственно, тоже. Она считала его бездушным и бесчувственным, каким он и был всегда: никаких эмоций, никаких чувств, ничего такого, что выдавало бы его эмоции. Это очень напрягало вивенди: ну, не может такого быть! Почему если он злится, то сразу видно, что сейчас тебя ждет медленная/ немедленная и страшная смерть, а вот остальных эмоций у него словно не было.
В общем, ужасно злая и расстроенная, что она действительно такая несостоявшася в жизни женщина (одинокая, замученная жизнью, без мужа, без детей, без друзей, действительно никому не нужная), Мег уехала в Элементалий, пожить немного отдельно от Мурмоского, который все время ее унижал и вообще истрепал все нервы.
Наверное, не будь Меган в то время столь расстроена своим положением, она ни за что бы не решилась на такую авантюру, как на карнавала одиноких сердец, объявление о котором она нашла в журнале. Что ее туда толкнуло - желание любви, хоть какой-то нежности, таинственная атмосфера, надежда встретить вою любовь или еще какая-нибудь армурная чертовщина, - уже не понять и самой вивенди, но дело сделано: сейчас она прошла через золотые ворота в прекрасном карнавальном платье, сшитом на заказ, в золотой маске и даже купила себе диадему, чтобы вообще быть в образе. К правой руке ее была привязана золотая лента, которая чуть ли не касалась земли: по идее, с помощью этой ленты вивенди сможет найти мужчина ее мечты (так, во всяком случае, сказали местные девушки, которые укладывали ей волосы).
Город семи масок был великолепен: старинная архитектура, каналы и мосты, украшенные разноцветными фонарями и цветочными гирляндами, создавали удивительную атмосферу таинственности происходящего, казалось, что в воздухе действительно витает любовь. И, по-моему, у меня поехала крыша.
Мег запихнула ехидные мысли подальше, гуляя по узким улочкам, пытаясь запомнить каждую мелочь, каждую деталь, чтобы потом передать это на холсте, ведь это все так прекрасно, так восхитительно! Вивенди смотрела по сторонам, но никак не под ноги, поэтому немудрено было, когда девушка споткнулась и полетела вперед. Брусчатка уже ждала ее поцелуя, если бы не массивное плечо какого-то мужчины, наряженного в костюм пуританина. Пробормотав извинения, Меган попыталась отойти от мужчины, досадуя на собственную неуклюжесть: как же так можно неосторожно и неосмотрительно ходить! А почему попыталась? Потому что сделав несколько шагов в сторону, вивенди поняла, что ее что-то держит и с удивлением обнаружила, что ее лента за что-то зацепилась. Пришлось возвращаться, причем очень активно, потому что за ленту ее дергали нещадно. Наконец, вивенди увидела, за кого она так зацепилась: это оказался тот самый пуританин, который чувствовал себя не совсем хорошо. Его тихий грудной шепот, который практиески нельяз было разобрать, очень встревожил ее.
Присмотревшись, Меган перепугалась не на шутку. Боги всемогущие! Дыхание незнакомца было частым и отрывочным, он пытался принять позу эмбриона: на лицо все симптомы панической атаки. Вивенди подставила свое хрупкое плечо мужчине и взяла его за руку, представляя себе один тихий и очень отдаленный уголок парка, о котором мало кто знал, потому что он был достаточно труднодоступен: беседка* стояла в лесу на берегу озера, скрытая от посторонних глаз достаточно плотной стеной деревьев. Там и воздух свежий, и народу нет.
Через мгновение Меган уже заботливо усаживала беднягу на скамеечку в беседке. Как она и предполагала, это место было свободно и представляло собой оплот покоя и умиротворенности. Вивенди нежно и успокаивающе гладила мужчину по плечу, активно работая веером и разгоняя воздух, чтобы бедняге стало полегче дышать.
- Как Вы себя чувствуете? - заботливо, с беспокойством в голосе спросила она. - Может, у Вас что-то болит? Я целитель, - хоть какой-то, - я могу Вам помочь, - Мег понимала, что незнакомцу сейчас не до разговоров, но не могла не спрашивать у него всю эту банальную чушь, потому что она действительно переживала и боялась за него. И, хотя не было видно выражения ее лица, полные беспокойства синие глаза говорили больше слов. - Я могу..., - Боги, неужели я не могу помолчать немного?! Меган осадила сама себя, представляя, как, наверное, раздражает беднягу ее болтовня. Поэтому она просто материализовала успокоительное, оно ему наверняка понадобится.

*

Беседка

Конечно же превью
http://s5.hostingkartinok.com/uploads/thumbs/2013/11/477acc6574f1f7e28c231b30f8c2f7bc.png

+1

4

Странно наверное узнать, что Добрыня почти всегда начинал дрожать во время фейрверка? Ну или по крайней мере становился дерганным и не смотря на слепоту как-то странно начинал озираться по сторонам. Понятное дело, после трех веков проведенных на рубеже, он просто не мог трусить. Ныне покойная супруга (по совместительству дипломированный психолог), проанализировав его внутренне состояние и задав кучу глупых вопросов, заявила, что это не страх, и что в самом по себе этом вообще нет ничего серьёзного — так дрожит хороший рысак приготовившийся к скачкам и не пущенный на оные, иными словами вполне себе естественная реакция на осознанно подавляемый условный рефлекс. Зверь просто не понимал разницы между артобстрелом и салютом. Но что бы было, если бы стихийный дух сорвался прямо там на площади?
Благо кто-то откликнулся на его просьбу и… телепортировался вместе с ним? Нет, Добрыня, конечно и сам этот самый прием проворачивать умел, однако, злоупотреблять им (да и вообще в бытовом плане пользоваться) не любил. И ладно бы сердобольный некто хотя бы предупредил о готовящемся блинковании! А так бурная суета, резко сменившаяся абсолютной (гробовой?) тишиной, дополненной пространственной дезориентацией- только добавило сумбуру в и без того смятенный разум  Добрыни.
- Как Вы себя чувствуете?
Ну что Мистер Х мог тут ответить? А, собственно говоря, ничего он не мог ответь, по крайней мере членораздельно. А рычать в ответ на столь явно проявляемое участие, это уж простите, даже Добрыня считал моветоном. Пришлось будучи скрученным в бараний рог, кое-как освобождать одну руку и тщетно пытаясь заставить свои легкие сделать живительный вдох, размахивать  сложенными в жест «Окей» пальцами. Ну а что тут ещё можно было поделать?
- Может, у Вас что-то болит?- всё ещё пряча голову в колени, архонт отрицательно покачал котелком. Потихоньку ощущая, как раздраконенные «отголоски войны» потихоньку отпускают, возвращая способность ясно мыслить и что более важно свободно дышать.
- Я целитель, я могу Вам помочь
- Вы... уже.- не сумев правильно рассчитать свои силы пропыхтел (а если точнее почти прошептал) Добрыня, едва ли не заваливаясь на бок.- Это обстрел. Сейчас продёт. Должно.
Искренне полагая, что любые недуги стоит превозмогать, Мистер Х выпрямился перебарывая инстинктивное желание вновь согнуться пополам. Ещё даже не успев толком отдышаться, архонт протянул незнакомке находящийся у него в руках комок перьев, явно пребывающего ещё в большем афиге от происходящего, чем стихийный дух и вивенди вместе взятые.
- Помогите. Ему.
На большее Добрыни явно не хватило и он начав медленно сползать со скамейки, целиком и полностью сосредоточился на полном успокоении, ещё даже не подозревая, что только что умудрился соблюсти ещё один обычай, призывающий повышенное внимание Зазаны к только что состоявшемуся знакомству. И как знать, может местный Купидон обратит своё внимание на эти два одиночества, чьи судьбы переплетались самым причудливым образом уже на протяжении не одного и не двух столетий?

+1

5

Мнда, бедняге сильно не повезло: успокаивался он очень медленно, паническая атака все еще беспокоила его. Пуританин почти положил голову себе на колени, Мег постаралась хоть как-то распрямить его, подставив под массивную грудь свое хрупкое оголенное плечо: такое положение может привезти к кровоизлиянию.
Пуританин пытался, однако, показать знаками, что он в порядке, но жесты эти были очень странными, потому что он еще очень плохо контролировал свои руки и тело вообще. Меган нежно погладила его по массивному предплечью, останавливая эти попытки:
- Не надо, просто попытайтесь расслабиться, - вивенди понимала, что для незнакомца его слова звучали как издевательства, но профессиональный психотерапевт знала, что творила и говорила.
Мужчина пробормотал что-то про обстрел и про то, что это пройдет. Наверняка бедняга пережил войну, причем не просто пережил, а пережил на передовой: даже безопасные салюты ассоциировались у него с войной. Удивительно, но у Меган, пережившей осаду и взятие города, а значит огромное количество артобстрелов, никогда не было проблем с салютами и фейверками, они были очень красивыми и всегда вызывали только восхищение и какую-то детскую радсть: со вздохами и хлопаньем в ладоши.
Слова дались незнакомцу очень тяжело, силы стали покидать его, и он потихоньку наваливался на молодую женщину, которая обхватила его одной рукой за талию и стала сильнее давить плечом на его грудь, пытаясь предотвратить падение не толького бедного пуританина, но и ее самой.
Пробормотав что-то про помощь, мужчина протянул ей нечто перламутровое, бережно зажатое в огромных руках миротворца. Меган удивленно ахнула: это же птенец! Маленький и  такой красивый, его состояние ужасало: бедняжка поломал крыло, некоторые маховые перья были переломаны, в некоторых местах отсутствовали не только перья, но и пух. Вивенди, плача от жалости и сочувствия к птенчику, выпавшему из гнезда, свободной рукой аккуратно положила "пациента" на колени и накрыла перламутровое чудо ладошкой, посылая энергию исцеления. Несколько минут Мег "выпала" из жизни, полностью сконцентрировавшись на лечении бедной птицы. И очень плохо, что выпала, потому что господин пуританин почти сполз со скамьи на мраморный пол беседки.
Вивенди тихо вскрикнула, и, быстро положив с колен птенца на скамейку и не забыв нежно и успокаивающе погладить по холке, и опустилась на пол, иподперев собою бедного незнакомца. Меган взяла его за руку и снова принялась за целительство, теперь уже мужчины. Немного это нервное состояние передалось и ей, но это всего лишь отражалось в мелкой дрожи.
- Теперь Вам получше? - с надеждой и беспокойством в голосе спросила молодая женщина. - С птенцом уже все хорошо, не беспокойтесь, - словно в подверждении ее слов, птица что-то пропищала. - Может, Вам воды подать?

0

6

Как всегда в таких случаях, Добрыня просто старался переждать (читай превозмочь). Всем тем, что можно было назвать разумным в его естестве, он понимал, что никакой опасности нет и что это всего лишь очередная забава смертных. Но никакое понимание не помогало ему избавиться от иррационального (в условиях мирной жизни) стремления бежать или искать укрытие. И не смотря ни на что это было сильнее его сознательной части. Оно въедалось в плоть и кровь. Что такое это «оно»? Наверное, это можно назвать инстинктом выживания или же жгучим, страстным и непреодолимым желанием жить… или все же не умереть глупой и бессмысленной смертью? Однако, чем бы это ни было, оно (которое это) потихоньку начало отпускать.
И нет, расслабится, как того советовала неизвестная, архонт попытаться, а тем более сделать это «просто», не мог.  Да ещё этот чертов шарф постоянно на шею давил… да ещё эти поглаживания! А чем, собственно говоря, помешало последнее? Трудно сказать, а вернее трудно признать. Точно так же делала его супруга, только одновременно с этим другой рукой со всей своей оборотнической силой сдавливала предплечье мужа, взывая к установкам заложенным в психику стихийного духа его предыдущими  дрессировщиками. Благо хоть незнакомка напрямую занялась «виновником торжества», в то время как Добрыня смог отключится от окружения. Ну, как отключится… скорее целиком и полностью сосредоточиться на «кодовых фразах» (читай пропагандистских лозунгах).  И как ни странно это сработало. Эффективно или нет, уже другой вопрос. По-крайней мере, когда его рука ощутила теплоту чужой ладони, архонт был уже во вменяемом состоянии и даже сумел немного удивиться применению по отношению к нему целительной магии. Только вот долго этому продлиться он не позволил. Дернувшись в сторону и тем самым высвободившись из чужих объятий (?), стихийный дух принялся разминать запястье, будто бы пытаясь как можно скорее прогнать воспоминание о только что прерванных касаниях. Ничего оскорбительного в этом не было. Просто подобного рода контакты всегда были для него слишком интимными, особенно если учитывать, что никто кроме жены и детей на подобное не отваживался.
- Теперь Вам получше?
Ну и что тут наш Мистер Х мог снова ответить? Лишь повторить свой предыдущий жест «всё ок», только на этот раз чуть более уверенно.
- С птенцом уже все хорошо, не беспокойтесь.
- Сволочи!-  прокричал спасенный птах, жутко злой на двуногих за нанесенные ему травмы и тем не менее радующийся исчезнувшей боли. Прокричал довольно бойко, что служило верным признаком того, что с ним действительно хорошо, однако, судя по тем ругательствам коими он время от времени бросался, не всё.
- Может, Вам воды подать?
Отрицательно мотнув головой и чуть не лишившись при этом своей шляпы, Добрыня уже собирался взяться за трость, и опираясь на неё попытаться принять хоть какое-то подобие устойчивого положения, но не тут-то было! Опять эта треклятая лента за что-то там уцепилась! Последующее её ощупывание показало, что это самое «что-то» было другой лентой… которая… была привязана к запястью незнакомки? Пришлось отложить трость и подниматься на ноги, за чем последовало крайне престранное (для непривычного зрителя) присаживание на корточки и ощупывание мраморного пола.
Сориентировавшись с помощью геолокации, Добрыня встал и повернувшись к пришедшей ему на помощь мамзели, пусть и не очень уверенно, но всё-таки принял стойку «смирно» и поклонился соблюдая военную традицию воина Страны Жизни.
- Я благодарен за проявленное сочуствие, простите за доставленное беспокойство, чем я могу отплатить за вашу доброту?- архонт не любил чувствовать себя кому-то обязанным, да и вообще того требовал военный этикет (по сути единственный этикет, который был им если не понят, то досконально изучен).

+1

7

Мужчина был неразговорчивым, Меган приняла это как данность. Что ж, иногда она и сама не слишком любила поговорить, что чаще всего молчание ее тяготило: люди, с которыми она общалась, не были близкими, с которые это самое молчание было чем-то большим, чем любой разговор. И хотя сейчас вынужденная молчаливость ее не тяготила, вивенди была еще немного нервной после целительства, но, как хороший психолог, она знала, что это быстро пройдет.
Молодая женщина внимательно посмотрела на ленту, привязанную к трости мужчины. Белая, красивая лента мягко перетекала в длинную атласную золотую, привязанную к ее запястью. Так вот, за что она зацепилась. Мег усмехнулась, но под маской этого не было видно: вот уж тебе и воля богини. А может, это ее настоящая любовь? Та самая, которую вивенди так долго ждала?... Это казалось девушке невообразимым чудом, о котором она читала и мечтала, но не более. Кто же полюбит такую, как она? Ехидная, противная, слишком самостоятельная и независимая, больше похожая на венериную мухоловку, чем на розу. Но с женской природой своей, сколько ее ни трави, ничего не сделаешь: она все еще верит в волшебство, чудеса и любовь.
Зачем-то незнакомец пощупал мраморный пол, когда присел на корточки. Может, он что-то потерял, когда чуть не упал в обморок? Меган оглянулась и провела руками рядом с собой, посмотрела в складках платья и ничего не нашла, ни запонки, ни вообще чего-нибудь мелкого, что можно было бы потерять.
- Вы что-то уронили? Я могу пойти в город, поискать там, - подняла голову вивенди, снизу вверх глядя на громадную фигуру незнакомца, который встал по стойке смирно с чисто военной выправкой и поклонился, спросив, чем он может отплатить за ее доброту. Меган минуту молчала, потому что не знала, что ответить. Никто никогда не собирался расплачиваться за ее доброту, да и она никогда не думала, что ее доброта должна быть отблагодарена каким-то образом. Мег легко встала на ноги и, улыбаясь, произнесла:
- Ничего мне не надо, спасибо большое, - в ее голосе была нежность и удивление. - Вы только постарайтесь избегать больших скоплений народа и большие государственные праздники, - девушка призвала книгу из домашней библиотеки. "Психотерапия: практикум" было написано на обложке. - Вот, - вивенди протянула ее мужчине, - прочитайте, это поможет Вам лучше справляться с паническими атаками. Не переживайте, что не сможете отдать, - как бы предвосхищая отказ, Меган покачала головой. - Нет, не надо возвращать, пусть лучше у Вас побудет, я все равно ее наизусть знаю, да и не одна она такая на свете, - а это уже была наглая ложь. Это была книга с Земли, одна теперь на весь Крест стихий. Но вивенди отдавала ее с легким сердцем и даже с радостью: это поможет человеку, а это и есть настоящее предназначение книги. - Все непременно будет хорошо, я Вам обещаю, - в порыве каких-то непонятных чувств, охвативших девушку, Меган крепко сжала большую руку мужчины в своих маленьких беленьких ладошках. Ей хотелось, чтобы этот человек не страдал и не грустил в такой прекрасный день и таком прекрасно городе, где исполняются мечты и совершаются чудеса.

+1

8

Возникшая после его в общем-то достаточно логичного предложения отработать услугой за услугу, заставила архонта, если не занервничать, то по крайней мере задуматься, а не напутал ли он опять чего-либо с обычаями смертных. Как-никак, а подобного рода «расчёт» был более чем обычных среди стихийных духов. Ну вы посудите сами, что обитателям «Нью» было ещё ценить или использовать в качестве, кроме как реального и желательно сиюминутного исполнения воли совершившего по отношению к кому-либо полезный поступок? Денег или иного универсального товара, как такового там  не возникло, да и вообще ничего свойственного обществу смертных тоже. Ни тебе привычного разделения на государства-общины-семьи. Каждый сам по себе и практически никаких социальных связей. Случалась, конечно, и «бескорыстная» (читай чисто случайная) помощь, но даже с учётом этого, Добрыне никак не улыбалось нарваться лет эдак через сто напоминания: «А помнишь я тебе тогда…». Нет, уж лучше разобраться с этим делом сразу… а как тут разберешься сразу, когда незнакомка так долго с ответом тянет?
Всё то время, пока неизвестная хранила молчание, Мистер Х упрямо держал поклон, покорно ожидая пока та подберет нужные слова или придумает, чего бы можно было спросить с такого голодранца. В принципе, девушка даже не поняла, что получила уникальный шанс, распорядится всамделишным архонтом без заключения подобающего контракта- согласитесь в обычных условиях таковые возможности выпадают магам гораздо реже чем один на миллион.
- Ничего мне не надо, спасибо большое
Добрыня не был удивлен таким ответом, как впрочем и не испытал никакого цинизма касательно мысли: «каков был бы твой ответ, знай ты  заранее кто я?». Лишь слегка скривив губы (не понятно, толи улыбнувшись, толи состроив гримасу) и как-то ну очень уж своеобразно хмыкнув или скорее даже неопределенно промычав, будто бы понимая, что никакое из заготовленных традицией предложений не предполагает подобного ответа, архонт даже не шевельнулся, чтобы разогнуть спину, ведь не мог же он просто сказать: «Ничего не надо? Ну вот и ладненько, тогда я пошёл своей дорогой, а вы своей».
И ещё он вслушивался… вслушивался в голос незнакомки, упорно игнорируя (когда требовательные, а когда и оскорбительные) выкрики только что спасённого птенца. Наверное, даже не так. Он смаковал гармонию его интонаций, как  энофил букет чрезвычайно редкого вина или гурман вкус приготовленного специально для него блюда. Так уж сложилось, за время своего существования данный стихийный дух, очень редко удостаивался теплых слов в свой адрес (даже если соотносить счастливые годы проведенные в браке и предшествующие им четыре века непрерывного кровопролития). По большей части к нему обращались со страхом, в лучшем случае с равнодушием… а нередко и с презрением. Бывали случаи, когда собеседник испытывал нечто вроде уважения (?), ну или по крайней мере хоть какой-то учтивости (как это делали например ученики в Колыбели). Но чтобы вот так просто и незатейливо, проявить по отношению к нему доброту (?), такое случалось действительно нечасто. И Добрыня  (каким бы странным это не казалось) умел ценить и ценил это… особенно после продолжительного сожительства с некой горгоной Меган Леандре, благодаря который каждый его день преисполнялся злых, едких, колких и иного рода замечаний навроде: «Как ты можешь так жить, животное?!\Да кто тебя вообще работать с детьми поставил, неуч?!\А ну  быстро опустил мою кровать на пол и вернул мои вещи на место, пока на улице не пошёл дождь! И т.д. и т.п.». 
А теперь наложите это на синдром одиночества после смерти супруги и не удивляйтесь, что архонт просто-напросто заслушался, едва-едва сумев в ответ на: «Вы только постарайтесь избегать больших скоплений народа и большие государственные праздники» -что-то там проговорить про то, что он бы и рад да только какая-то пернатая задница сегодня ему это сделать помешала.
Опять же не с выражением не удивления или интереса, но чего-то более сложного* на лице стихийный дух не переводя взгляда слепых глаз и всё так же не выпрямляясь, протянул руку к предложенной книге, с намного большим старанием вслушиваясь в сопутствующие слова, нежели того требовала в чём-то даже обыденная ситуация. Очень деликатно проведя подушечками пальцев по корешку и обложке, архонт крайне неубедительно вздохнув**, легонько отвел от себя практикум по психотерапии, наверное, слишком спокойно и размеренно*** проговорив: «Не надо… эм… спасибо? Большое?****».
Может оно и было не очень-то вежливо с его стороны, но ведь могла же и незнакомка к этому моменту заметить, что  зрачки у спасённого её стараниями мужчины не просто так не реагируют ни на какое её движение или вообще что бы то ни было. Да и направление взгляда у Мистера Х не всегда совпадало с какой бы то ни было частью тела девушки, что как бы намекало на то, что давать ему печатное изделие со словами «просмотрите обязательно, и только тогда ваша жизнь станет такой, какой вы всегда хотели».
На всякий случай, пару раз поводив перед своим носом ладонью (и тем самым как бы намекнув на свою неполноценность), Добрыня снова легонечко подтолкнул книгу к девушке, на этот сопроводив свой жест словами, которые та более чем вероятно совсем не ожидала услышать: «Где-то у меня уже валяется точно такая же*****».
И не надо удивляться, что у Добрыни за более чем тридцать лет незрячей жизни не выработалось какого-нибудь приёмчика, позволяющего пусть и не бегло, но читать машино\рукописыные тексты. Да и не в этом было дело. Уж эту-то книгу он готов был узнать, что называется из тысячи. И да, у него действительно была её копия. Вернее не у него, а у его супруги, которая очень часто заглядывала в неё пытаясь как-то повлиять на непрошибаемые заскоки\привычки\черты стихийного духа. И даже не пытайтесь угадать сколько «покушений» со стороны недовольного очередным психотестом архонта пережило это несчастное пособие, которое нередко в его представлении было «корнем зла» и «нарушителем спокойствия»******.  Так же не очень-то задумывайтесь над тем, что именно использовала временами вспыльчивая оборотница в качестве метательного снаряда, когда её благоверный из чистого упрямства (непроходимой тупости?) запарывал ей кропотливо составленную индивидуально под него психотерапевтическую программу.  Неееет, однозначно, не узнать эту книгу Добрыня просто не мог, как не мог и принять ещё одну такую же. Хватит ему и одной такой, пылящейся на дне одного из ящиков, перетащенных по маршруту «Земля-Нью-Колыбель стихий».
- Все непременно будет хорошо, я Вам обещаю
Возможно даже удар полицейского шокера не смог бы произвести больший эффект******* на Мистера Х, нежели то, что сделала незнакомка. Он аж снова по стойке «смирно» встал (при этом не высвобождая руки), при этом как-то с недоверием (?), опаской (?), надеждой (?), кося на девушку незрячими глазом. И вроде весь вид архонта, более чем предполагал вопрос из серии: «А с чего это вы мне такие вещи обещать беретесь? Да ещё так уверенно…»-  однако, произнёс Добрыня совсем другое…
- У вас руки холодные.- удивительным образом сохраняя ровность интонации констатировал стихийный дух, одновременно сверяясь при помощи геолокации насчёт принадлежности незнакомки к теплокровном гуманоидам. В последовавшие за этим секунд пять, плотный (и от того теплый, но и достаточно тяжелый) камзол был накинут на плечи вивенди, в то время как Добрыня фактически ни сделав ни одно шага отчего застопорился на одном моменте. Уже после того как одежда сменила своего носителя, архонт так и не отпустил широкого воротника… получается вроде и обнять не обнял, и к себе не притянул и от себя не оттолкнул (а попробуй-ка сделай шаг в сторону).  Так и стоял толи колеблясь, толи уйдя в воспоминания двадцатилетней давности, когда он почти точно так же укрывал тогда ещё не супругу от суровой Русской зимы, презренно смеясь над угрозами схлопотать воспаление лёгких********.
     

Примечание (или что значат все эти звездочки)

*- не беру на себя смелость описывать мимику меломана услышавшего берущую за душу музыку, так-то.   
**- разочарованно или все-таки облегченно? Решать вам }:ъ
***- а может и малодушно?
****- зуб за зуб? «Не надо… эм… спасибо? Большое?» за «Ничего мне не надо, спасибо большое»?
*****- фраза, однозначно провоцирующая Мег на ответ в стиле: «Вот это поворот!»
******- и ведь в чём-то Добрыня имел право на такого рода мнение. А как же иначе? Ведь стоило только жене достать конкретно эту книженцию, как сразу же в их пусть и не идеальной, но кое-как ладящейся семейной жизни начинались какие-то там перемены и разного рода непонятности, кои ему как духу земной стихий, были ну прямо как кость в горле.
*******- фига лысого, архонтову шкуру а не архонтову шкуру этой зубочисткой пробить!
********- … и потом жутко ругаясь и чихая, на женскую способность «накаркать» на определённый негативный исход.

0


Вы здесь » Школа «Колыбель Стихий» » Исторические метки » Карнавал одиноких сердец


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC